Архив Событий 

« Июнь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Пятница, 19 Май 2017 09:52

Выступление Митрополита Лонгина на Межрегиональном научном форуме

Я сердечно приветствую всех участников Межрегионального научно-образовательного форума, который проходит в Саратове в преддверии дня памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

То празднование, которое мы называем также Днем славянской письменности и культуры, и которое первым в нашей стране получило статус церковно-государственного, несет в себе огромное смысловое содержание. Не случайно программа праздника бывает такой разносторонней. Например, в нашей епархии пройдет целый ряд научных конференций и круглых столов, конкурсы для учащихся, концерт духовной музыки и, конечно же, богослужение и крестный ход в день памяти святых Кирилла и Мефодия, учителей Словенских.

Тема форума на этот раз «Наследие святых равноапостольных Кирилла и Мефодия и традиции отечественного богословия». Я хотел бы, очень кратко напомнив о «путях российского богословия» (перефразируя название известной книги), обозначить те основы, которые были принесены на нашу землю Солунскими братьями и стали своего рода фундаментом для нашей церковной жизни, богословской науки и духовного образования.

Святейший Патриарх Кирилл всегда подчеркивает, что подвиг святых братьев созвучен тому, что некогда совершили апостолы. Их труды стали евангельской закваской, благодаря которой кардинально изменилась жизнь людей на славянском востоке: «Языческий славянский мир получил особое Божественное вдохновение, силу Божественного слова, через подвиг равноапостольных Кирилла и Мефодия»,— отмечает Святейший Патриарх.

Несомненно, главное деяние этих святых — введение славян в семью христианских народов. Они получили возможность познавать истины христианства, читая Священное Писание на понятном, родном языке. Переход от устной традиции к письменному литературному языку для всех славянских народностей и племен стал мощным катализатором развития национальных культур. Но нельзя забывать, что целью святых братьев в первую очередь была проповедь Евангелия.

После создания письменности на славянский язык были переведены Евангелие и Апостол, а также богослужебные книги. Началась огромная работа по переводу основных толкований на Священное Писание и поучений древних святых отцов. Около пяти веков длился первый период христианского научения и накопления знаний. Переводные тексты поначалу приходили на Русь из Болгарии, Сербии, чуть позднее со Святой Горы, но очень скоро и на Руси начались работы по переводу и распространению рукописных книг.

Таким образом, святоотеческие толкования, проповеди и назидательные сочинения положили начало изучению богословия на Руси. Одними из первых были переведены труды святителя Иоанна Златоуста. Составленные из них сборники «Златоструй» и «Маргарит» были очень популярны в славянских странах. Среди первых переводных сочинений были также труды святителей Василия Великого и Григория Богослова. Их широкое распространение, по мнению многих исследователей, указывает на то, что служение святых Кирилла и Мефодия было исключительно многоплодным, и для новопросвещенных славянских народов было характерно устремление души к вышнему.

Тесные связи Византии и крепнущих славянских стран не ограничивались экономическим и политическим сотрудничеством. Славяне испытывали огромный интерес к передовым течениям в осмыслении христианской веры и богословским спорам. Например, в XIV-XV веках, то есть практически сразу после появления, на славянский язык переводятся произведения преподобных Григория Синаита и Григория Паламы. Это прикосновение к мистическому богословию Восточной Церкви было воспринято русским народом искренне и глубоко, укрепило его веру и благочестие. А возрождение интереса к трудам этих преподобных отцов на рубеже XIX-XX веков привело к расцвету русской христианской философии — уникального явления, признанного во всем научном мире.

Есть мнение о том, что достаточно долгое время, вплоть до XVII-XVIII столетий, богословие в России как таковое отсутствовало. Но есть и другая точка зрения: русское богословие, в отличие от схоластического западного, шло по особому пути, основанному на живой вере. Архимандрит Киприан (Керн) писал: «Духовная культура, богословская начитанность и византийца, и гражданина Святой Руси… приобретались ими в Церкви, в храме, в богослужении, в литургическом богословии как живом опыте Церкви».

Глубокое и по-настоящему творческое восприятие литургического наследия Православия выразилось в самом строе русской жизни. Расцвет русской иконописи и церковной архитектуры — это не что иное, как богословие в красках, в камне. Вся русская культура средних веков пронизана словом о Боге.

Таким образом, с древнейших времен литургичность и неразрывная связь со Священным Преданием составляют отличительные черты отечественного богословия. И без сомнения, они напрямую связаны с наследием святых Кирилла и Мефодия.

Период обращения к западу в более позднее время называли «западным пленением русского богословия» или «петровской Реформацией». Однако к концу ХVIII столетия он завершается монашеским возрождением, несомненным напряжением и подъемом духовной жизни: «на рассеяние Просветительного века Церковь отвечает собиранием духа»,— такой вывод делает богослов и историк протоиерей Г. Флоровский. Богословское творчество в России в это время оказывается уделом святых людей. Это святители Димитрий Ростовский, Тихон Задонский, преподобный Паисий Величковский, оптинские старцы.

Исключительная роль в реформировании духовного образования и развитии богословской науки в России принадлежитеще одному святому—святителю Филарету Московскому. Его труды по переводу Священного Писания на русский язык были продиктованы заботой о том, чтобы как можно больше русских людей во всей полноте поняли источник христианского учения. Он говорил: «Христианство не есть юродство или невежество, но премудрость Божия...»; «Никому не позволено в христианстве быть вовсе неученым и оставаться невеждой. Сам Господь не нарек ли Себя Учителем и Своих последователей — учениками?».

Святитель не оставил собственно богословских законченных трудов, кроме катехизиса. Однако цельная богословская система взглядов была изложена им в проповедях и письмах, то есть она происходила от практики, из самой сердцевины христианской жизни.

Таким образом, именно трудами святых был подготовлен настоящий расцвет богословской науки в России на рубеже XIX – XX веков. Это не случайно. Одно из отличий богословия Православной Церкви диктуется ее убеждением: богословствование должно происходить из живого опыта богообщения. Истинный богослов — тот, кто познал Бога, на опыте проходя христианскую жизнь, кто сочетает интеллектуальное познание с личным подвигом. Как говорил святитель Григорий Богослов: «Итак, не всем это доступно, а только тем, которые испытали себя и провели жизнь в созерцании, а прежде всего очистили душу и тело, или, по крайней мере, очищают».

Это святоотеческое наставление было исполнено святыми Кириллом и Мефодием. Не случайно почитание их как святых на христианском востоке возникло очень скоро по кончине братьев, когда жива была еще память о чистоте их жизни. Понимание духовного образования и богословского труда как служения Богу тоже остается частью их наследия, которым мы и сегодня руководствуемся в своих трудах.

Говоря о кирилло-мефодиевской традиции, нельзя не затронуть вопрос о судьбе церковно-славянского языка в современном мире. Буквально на днях, 11 мая в Москве состоялась презентация первого тома «Большого словаря церковнославянского языка Нового времени». Его подготовили специалисты Института русского языка имени В.В. Виноградова Российской академии наук.

Выступая на презентации, Святейший Патриарх Кирилл особо отметил, что церковнославянский язык — это не далекое прошлое, а наше настоящее. Известно, что язык, на котором сегодня совершается богослужение в Русской Церкви, во многом отличается от языка, созданного Кириллом и Мефодием, и даже от церковнославянского языка 200-300-летней давности. Язык богослужения, несомненно, может претерпевать и претерпевает изменения. Это нормально, потому что язык, даже классический, не может быть застывшим. Богослужебные тексты редактируются, создаются новые. Поэтому церковнославянский — это не музейная архаика, а современный язык живой богослужебной традиции. Его изучение и обучение этому языку — важная общецерковная задача, считает Святейший Патриарх.

Завершая свое выступление, еще раз подчеркну: очень важно осознавать, каким наследием мы обладаем благодаря подвигу и трудам удивительных святых — равноапостольных Кирилла и Мефодия. Они оказали выдающееся по своей значимости воздействие на судьбу и самосознание нашего народа. Знать и помнить об этом надо не только ради верного понимания нашего исторического пути. От этого во многом зависит будущее нашей страны, потому что передача духовной и культурной традиции посредством образования и воспитания — это важнейшее условие жизнеспособности и устойчивости любого народа и общества.

www.eparhia-saratov.ru

 

Прочитано 294 раз

Оставить комментарий